?

Log in

No account? Create an account
 
 
12 July 2014 @ 01:19 pm
любовь в эпоху реакции  
«В целях оптимизации расходования средств… Так, ну, понятно». Нажал на крестик в правом верхнем углу и отложил планшет. Пробка по-прежнему не двигалась. Водитель, не мигая, смотрел перед собой.

Солнце посмеивается над Невой, пыльные километры строек. На набережной зацепиться не за что. Еще одно лето катится по наклонной, а за ним и весь год.

Прощаясь на неуютной площади, название которой вечно выпадает из головы, показала брошюру «Любовь в эпоху реакции» и до горечи кокетливо улыбнулась. За пару дней до этого случайная после стольких лет встреча в сапсане. Столько вёсен и зим. И стран, и женщин, и мужчин. Даром не теряла, потому что было нечего. Ничто может привести только ни к чему. Серф, ресторан, объятия, поцелуи, любовь, утро, трансферт, джетлаг. Философские брошюры вместо бумажных пакетиков в самолетах.

Выросла в Питере, недавно из скитаний возвратилась в него навсегда. Кто-то умер, оставив квартиру на Петроградке. Каким казалось все неземным, а теперь четвертый десяток, прогулки по центру с тросточкой и квартира. Поскольку самому похвастаться особо нечем, лучше просто заткнуться.

Двоюродный брат зарабатывает, играя в хоккей на любительском уровне. Выпив вина, рассказал, что приходилось даже с женской командой тренироваться, чтоб не платить за лед. Было непросто, но теперь стало полегче.

После двенадцатого удара ускользнула куда-то в юношески светлую ночь. Брат говорил, что надо обратно присоединять Украину, потом, выйдя на воздух, окунулся в воспоминания о том, как дрался, защищая кроссовки у метро «Черная речка». На балконе доски, зимняя резина, переполненная окурками жестяная банка.

Любила? Конечно, любила. До двадцати пяти любить легко. Верила? Тут сомнений больше. Предки – испанские республиканцы, в плеере не умолкал Ману Чао. Надеялась? Точно - нет. При одной из первых романтических прогулок поведала, что их самого главного давно клонировали и теперь показывают по телевизору только копии. Последний на сегодня друг в Гамбурге помогает иммигрантам обрести себя заново.

Поежился, проверил телефон – показалось. «Ждать нечего, - вдруг строго сказал водитель. - Мы застряли». От слов его повеяло каким-то неожиданным спокойствием. Согласился с ним очень легко.