мышь

Killers ft. Lou Reed, 2007 г



Какая крутая песня, просто крутейшая. И как за прошедшие годы испоганились киллерс. Альбом-2012 просто невозможно слушать. Может действительно наступают последние времена?
Культура

дом на набережной

Дочитал сегодня "Дом на набережной" - пожалуй, лучшую вещь о советской жизни. Всякие дети арбата и уж тем более казузы кукоцкого, настолько же слабее, насколько и популярнее повести Трифонова.
Картмен

написал вот про аргентину

Аргентина времен хунты: коллапс права

14:06 19/03/2013 Трагические события 70-х - начала 80-х годов прошлого века, произошедшие в Аргентине, вновь попали в центр внимания мировых СМИ после обвинений в адрес избранного на прошлой неделе главой католической церкви архиепископа Буэнос-Айреса. Случившееся тогда больше напоминает содержание романа "Сто лет одиночества", нежели истории государства, в котором действуют принятые в цивилизованном мире правовые нормы.
Картмен

аркадий идет умирать

Из поезда Аркадий вышел в полную темноту и на несколько секунд замер, словно раздумывая, что делать дальше. Люди захрустели по льду, накрывшему декабрьскую оттепель с ее нелепыми посулами перемен. Раздумывать было не над чем, и спешить было некуда. Катя уехала, кот забился под диван; с утра Аркадий собирался при свечах, нацепил женский свитер и смотрелся весь день импозантно.

"С каждой принятой подачей ты ближе к небесам", - с обеда прицепилась эта песенка. Аркадий быстро отстал от остальных попутчиков, маршировавших в сторону поселка; дышать тяжело, заложенные уши, северное сияние фар. "Ты вечно какой-то больной!" - зло говорила Катя, собирая вещи. Работа давно превратилась в механику, отношения тоже. Машина сломалась и некому её чинить. Летом можно хотя бы по грибы ходить, а сейчас… Впрочем, кому и зачем нужны эти грибы.

«Только уныние, только хардкор!..» - с таким девизом стартап не замутишь. А Катя хотела, конечно, стартап. Не за всеми же развлечениями Москвы она приехала из Саратова плацкартом. Аркадий тоже помнит этот поезд, прибывающий в мороз за час до открытия метро, когда в здании вокзала клининговые процедуры, и люди толпятся как грешники у стеклянных врат. Только эти воспоминания теперь не сближают, а совсем даже наоборот. Бог с ними со всеми – Аркадий, с трудом переставляя ноги, мысленно уговаривал кого-то, чтобы дома был свет.

Под солнечными буквами ПРОДУКТЫ во тьме крутились только собаки. Аркадий поскользнулся на обледенелых ступеньках и буквально вкатился внутрь, под свет двух тусклых ламп и телевизора. На прилавке, за которым, вглядываясь в прямой эфир, жалась испуганная продавщица, не было даже бананов, на полках ничего кроме консервов не осталось. «Тамара, а где всё?» - улыбаясь собственной нелепости, спросил Аркадий. «Раскупили. Говорят, на соседней станции то же самое», - одними губами ответила продавщица. «Понятно», - Аркадий покрутил головой, пытаясь сообразить, что ему понятно. «А, сегодня же конец света… Это из-за него, да?» «Все произойдёт завтра в 10:00. У меня печенье осталось овсяное. Брать будешь?..» Аркадий вышел на крыльцо и вдохнул морозного воздуха, в спину ему что-то прокричал Андрей Малахов.

Весь день хотелось поговорить с Катей, попытаться еще раз ей что-то объяснить. Зачем, о чем? Аркадий прошел через стоянку, обогнул дом и, никого не встретив, направился в сторону леса.